Знамя труда31

Белгородские понёвы побывали в Москве

19 апреля , 10:00КультураФото: Наталья Безух

Столичный Гостиный двор собрал более 1,2 тыс. предприятий народных художественных промыслов и художников прикладного искусства.

Юбилей моей дочери Валентины Безух совпал с грандиозным событием – выставкой «Уникальная Россия». Форум проходил в Москве в начале февраля.

Мы с мужем отправились на день рождения дочери в Москву. Обычно от Павелецкого вокзала до улицы Бирюлёвской, где проживает дочь, мы добирались в метро, а в этот раз метро «Царицыно» было на ремонте, и к месту назначения нас доставила просторная пригородная электричка.

В Москве Валя живёт уже 10 лет. Она – артистка Московского государственного академического театра «Русская песня». За праздничным столом дочь сообщила нам, что её пригласили на выставку-форум «Уникальная Россия». Дизайнеры Дома русской моды Валентины Аверьяновой предложили ей представить их коллекцию и открыть показ песней из репертуара народной артистки РФ Надежды Бабкиной «Родина моя». Выбор культурного отдыха нас вдохновил.Таксист подъехал прямо к крыльцу Гостиного двора, что в самом центре Москвы.

Войдя внутрь, мы были шокированы масштабом выставки, площадь которой составляла около 10тыс. кв.м. Эксклюзивные украшения ручной работы, картины, меха, платки, национальные костюмы, а также продовольственные ряды – всё это восхищало и погружало нас в атмосферу праздника. Свои труды представили ремесленники, художники и дизайнеры. Около выставочных столов я проводила по нескольку минут. Приветливые мастера увлечённо рассказывали гостям о своём творчестве, зарождении идей. Все с большим интересом слушали талантливых, с необычной одарённостью людей.

Фото: Наталья Безух

Перед открытием подиума мне посчастливилось познакомиться с известным в России собирателем и исследователем русского народного костюма Сергеем Глебушкиным.  Родом он из села Веша Рязанской области. Неоднократно приезжал в нашу Белгородскую область. Коллекция Глебушкина – одна из значительных и занимает особенное место. Это, своего рода, музей. Узнав, что мы родители Валентины Безух, он разговаривал непринуждённо, много шутил. А когда Валя исполнила песню «Родина моя», из зрительских рядов Глебушкин крикнул: «Браво, Белгород!» Эти слова нам дорогого стоили.

Среди участников форума я заметила трёх женщин, которые были одеты в народные костюмы нашей Белгородской области. Их снимали профессиональные фотографы, и я, воспользовавшись этим, сняла их на свой телефон. В этот момент в моей душе всё перевернулось. Меня просто унесло в детство.

Фото: Личный архив Натальи Безух

В конце шестидесятых годов, уже прошлого века, мои бабушки Устинья Хирьянова и Фёкла Красильникова занимались изготовлением русских нарядов на заказ. Понёвы, рубахи, грибатки и сороки – все эти вещи они мастерили у себя дома. Мама хорошо владела ножной швейной машинкой, а бабушки руками насаживали блёстки и бусы, нитками расшивали подпояски. Помню, когда мне было пять лет, мне бабушка продела нитку зелёного цвета в иглу и протянула  маленькую зелёную бусинку.

«Учись, внучка, пришивай к грибатке, только не уколись»,сказала она.

Сама, без чьей-либо помощи, я пришила зелёную бусинку внизу ожерелья. Через несколько дней к нам на повозке приехали две женщины за понёвой. Бабушка свернула наряд и завернула его в большой белый платок, который ей привезла заказчица. В другой платок, чуть поменьше от первого, сложили сороку и грибатку, на которую я пришила свою бусинку. Женщины шумно разговаривали, смеялись, и я никак не могла вставить в их эмоциональный разговор моё короткое сообщение. Мне хотелось сказать, что я тоже принимала участие в творении их костюма.

У моей мамы и у бабушек были самые красивые русские понёвы. Сорока, которую мама надевала на свадьбы родственников, казалось, была сделана из чистого золота. А розового цвета атласная рубаха очень была ей к лицу. Все три комплекта у нас хранились в сундуке. Нас, девочек, у мамы четверо, и в начале 80- х мы поочерёдно стали выходить замуж. Свадьбы родители собирали большие, до двухсот человек. По старинному обычаю родственники жениха и невесты надевали русские народные костюмы. Одна из маминых родственниц попросила у неё сразу три наряда, и обещала скоро вернуть. Но мамы, к сожалению, через год не стало. И наряды нам никто не вернул. В девяностые годы часто в наш Белгородский край приезжали купцы за русскими понёвами, и, возможно, родственница их продала.

Когда моя дочь Валентина Безух стала выступать на большой сцене и исполнять русские народные песни, она, разглядывая старые фотографии бабушек, где они стоят в эксклюзивных подлинных русских нарядах ,спросила: где эти костюмы? Я ей рассказала свою печальную историю.

«Это – семейная гордость, это же подлинники», – дрожащим от досады голосом возмущалась дочь.

Фотографируя на подиуме женщин, приехавших демонстрировать русские наряды Белгородской области, я заметила, как у одной из них такая же алая атласная рубаха и такая же грибатка на груди, как была у моих предков. И уж очень сияла при вспышке фотоаппарата перламутровыми лучиками маленькая бусинка.

 «Может, это моя бусинка?»– подумала я.

Спросить у женщин, кто им шил эти красивые русские костюмы, я не осмелилась.

Возвращаясь ночным поездом домой, я долго не могла уснуть. Разглядывала снятые на телефоне фотографии и видео. Вновь и вновь возвращала фотографию с тремя женщинами, что в костюмах Белгородского края. Вдруг, на плацкартный столик из глаз скатилась маленькая, как хрусталик, слезинка. Под светом мелькающих в окне привокзальных фонарей, она очень напомнила мне ту сияющую бусинку из моего далёкого счастливого детства.

Сюжеты: Репортаж
Авторы:Наталья Безух