Local Logo
Новости Красногвардейского района Белгородской области
91.33
+0.49$
98.72
+0.18
+5 °С, ясно
Белгород

Жизнь длиною в 80 лет. О возвращении на малую родину в Красногвардейский район

17 февраля 2021, 11:00Общество
Фото: pixabay.com

Воспоминания о профессиональной деятельности в редакции газеты «Знамя труда».

80 лет. Срок довольно солидный. Можно подвести некоторые итоги. Вспомнить друзей-товарищей, с кем жил все эти годы, трудился. Увы, многих из них нет среди нас. Но мы их помним, они живут в нашем сердце.

Вышел в степь донецкую…

Кажется, совсем недавно бегал в Веселовскую школу. Начинал свою трудовую деятельность на кирпичном производстве в колхозе имени Ильича. Трудностей было немало. Кидать огромной лопатой на разделочный стол раствор из песка и глины, таскать тяжеленные двадцатикилограммовые станки с кирпичами-сырцами. Но мне крупно повезло. Рядом со мной трудились многоопытные мужики Пётр Котов и Филипп Пищальченко. Добрые, покладистые, готовые в любую минуту прийти на помощь. А на пару со мной работал вчерашний воин – гвардии рядовой, как он всегда с гордостью подчеркивал, – Василий Чижиков. Красивый, мощный, которому, казалось, всё нипочем, всё по плечу. А заправлял всем производством Александр Марковской. В моём понимании настоящий руководитель. Добрый, внимательный, ответственный.

На кирпичном производстве я немало преуспел. Выполнял и перевыполнял нормы выработки. А потому, когда по осени меня позвал Иван Простенко, мой сосед, только что уволенный в запас из армии, поехать с ним на Донбасс – работать на одну из шахт, я, нисколько не задумываясь, отправился с ним.

«Куда желаете пойти работать?» – спросили там.

Конечно же, на самый передовой участок, в забой. Хотя в ту пору мне не было и 18 лет. Но решил, что коль я успешно справился с работой на кирпичном производстве, то в забое тем более преуспею. И преуспел. Хотя, не скрою, было трудно, очень трудно. А кому там, глубоко под землёй, было легко? Рядом со мной трудились такие же юнцы. Чуть более 10 лет назад закончилась самая жестокая в истории нашей страны война. Надо было восстанавливать заводы, фабрики, поднимать колхозы, отстраивать города и сёла. Всюду требовалось много угля. А добывать его, по существу, было некому. Многие наши отцы, старшие братья сложили головы в лютых сражениях с врагом. Вот и пришлось нам, молодым, неокрепшим, отправляться в шахту.

Возглавлял бригаду Матвей Бабийчук. Как и Александр Марковской, человек опытный, много повидавший на своём веку. Его в 16 мальчишеских лет гитлеровцы угнали в Германию. Заставили опускаться в шахту, добывать для них уголь. И добывал – куда же деваться? А затем, после того как отгремели последние залпы войны, по возращении на родную землю ему влепили 10 лет отсидки якобы за измену родине. И все эти 10 лет он вкалывал на одной из воркутинских шахт. Затем вернулся на малую родину, в Донбасс, пошёл работать в шахту. Возглавил добычную бригаду, вывел её в передовые, хотя, повторяю, под его началом работали в основном такие же юнцы, как и я.

Университеты нашей юности

Вот такие у нас были университеты. В большинстве своём отправлялись мы не в аудитории высших учебных заведений, а в шахту, в забой, на заводы, фабрики, на колхозные поля и фермы, поднимали из руин страну, крепили её экономику.

Фото: Личный архив Николая Цыкаленко

После шахты пару лет на Алтае осваивал целинные земли. Оттуда был призван в армию (когда мои сверстники уже увольнялись в запас). К слову, нам с женой там очень понравилось. Прекрасные люди, чудесная природа. Мечтали снова вернуться туда. Но, увы, сняв гимнастёрку, снова отправился на Донбасс, в город Краснодон Луганской области. Надо было кормить, одевать семью: к тому времени у нас с женой Катей было уже двое детей – Зоя и Женя.

Снова выбрал участок, где всего труднее и опаснее, – подготовительный забой. Шли впереди всех, прокладывали, так сказать, дорогу добычным бригадам.

Трудно было? Не скрою, очень трудно. Но и интересно. Рядом со мной работали преданные своему делу ребята: Толя Ерёменко, Виктор Славинский, Толя Гусаков, Эдик Янковский. С такими не страшно было опускаться в шахту, отправляться в забой. Если нужно – жизнь отдадут «за други своя». Руководил нами Григорий Кордон. Человек уравновешенный, внимательный. А после его трагической гибели бригаду пришлось возглавить мне. Бросали нас на самые ответственные участки, туда, где всего было труднее или, точнее, всего нужнее. И мы ни разу не подвели руководство шахты, не посрамили самих себя.

К великому сожалению, почти все эти ребята уже давно отправились в мир иной. А недавно не стало моего самого близкого друга Александра Дорошенко. С ним мы не только работали на одной шахте – № 21 имени Олега Кошевого, но и жили по соседству. После того, как покинули Краснодон, с ним мы переписывались, ездили друг к другу в гости – до известных событий на Украине. После этого связывались по скайпу, подолгу беседовали. О житье-бытье, о родной своей шахте.

Как это давно было! Словно в другой жизни. Шахта, крепкие, верные друзья. С ними можно было отправляться не только в забой, а хоть к чёрту на рога. Не подведут, не спасуют, не оставят в беде. Все работали в поте лица, поддерживали друг друга. Пожалуй, это были лучшие годы в моей жизни.

Дорога в редакцию

Но потянули, так сказать, родные просторы. Перебрались с семьёй на малую родину, в посёлок Николаевский. Работали с женой в плодосовхозе «Красногвардейский». Сажали различные плодовые деревья, ухаживали за ними. Пока тогдашний редактор газеты «Знамя труда» Анатолий Ватников не позвал на работу в редакцию. И закрепился я там на долгих 48 лет.

Фото: Архив газеты «Знамя труда»

Скажу откровенно, мне везло на хороших людей. Не оказалась исключением и редакция. В то время там работали Николай Громаков, Митрофан Туренко. Бывшие фронтовики. Громаков работал в одной из дивизионных газет, а Туренко с оружием в руках сражался с фашистами, а после того как закончилась война, добивал на Западной Украине бандеровские банды. Они вводили меня в курс дела. Знакомили с районом, его тружениками. Поддерживали во всём. Были мне как отцы. Хотя в то время и я уже был далеко не юнец. Но их помощь была очень нужна. Всячески помогал, поддерживал редактор Анатолий Ватников, направлял мою деятельность в нужное русло.

Позже на смену Ватникову пришёл Анатолий Праведников. Человек интересный, своеобразный. Внёс в редакцию как бы новое дыхание. Появились такие рубрики и разделы, как «Юмореска», «Под орех», печатались фельетоны, ныне фактически забытый жанр. В них мы «бичевали», высмеивали различных людей: тунеядцев, разгильдяев, пьяниц, – то есть, говоря образно, вскрывали гнойные нарывы общества. А затем в наш коллектив влился Григорий Валуйских – вчерашний студент Воронежского государственного университета. Он не только готовил прекрасные статьи, очерки, но и, как оказалось, был прекрасным поэтом. С его приходом ещё более сочными красками заиграла газета, стала намного интересней.

А какие прекрасные женщины работали в редакции! Мы почему‑то чаще всего вспоминаем журналистов. Нет слов, они составляют костяк редакции, делают газету газетой. Но немалый вклад вносили и технические работники. Такие, скажем, как Валентина Лихолетова. Корректор. Она не только грамотно читала газету, исправляла допущенные – в основном при наборе на линотипе – ошибки, но и была душой редакции. Красивая, весёлая. С ней легко и просто было общаться. И очень жаль, что она рано ушла из жизни: подкосила коварная болезнь.

Настоящим виртуозом своего дела была Валентина Шулякова. Как из пулемёта, строчила на печатной машинке. До сих пор не пойму, как она разбиралась в наших закорючках. Порой напишешь – и сам не поймёшь, что написал. А она всё молниеносно читала – и строчила на своей машинке, не допуская при этом ни единой ошибки.

Знакомство с районом, людьми

Запомнились встречи с различными людьми. Это тоже была своеобразная школа. Яков Кирилихин. Председатель ордена Трудового Красного Знамени колхоза имени Ильича, Герой Социалистического Труда. Но невероятно скромный, вежливый. Бывало, звонишь ему по телефону, просишь о встрече. А Яков Тимофеевич спрашивает, мол, когда вам будет удобно? То есть не ты подстраиваешься под него – очень занятого человека, а он спрашивает, когда тебе будет удобно подъехать к нему. Такой был человек. И всё подробно расскажет. Если нужно, проедет на нужный тебе объект.

Александр Монин. Председатель ордена Трудового Красного Знамени колхоза имени Дзержинского. Представляю, как под его руководством прекрасно было работать людям. Ко всем относился внимательно. В связи с этим вспоминается такой случай. Поехали мы с ним в поле, где работали на уборке зерновых комбайны. Возвращаемся обратно. И перед самым носом нашего автомобиля выворачивается на дорогу бензовоз. Грузовик качнулся и прямо на дорогу вывалился мешок с зерном, которое рассыпалось по асфальту.

Александр Фёдорович вышел из газика, подозвал водителя, сказал, не повышая голоса до стальных ноток:

— Митька, я тебя накажу. И очень строго накажу. – И, помедлив несколько секунд, добавил: – Но не за то, что ты взял мешок зерна, а за то, что не довёз его домой.

Когда мы отправились дальше, я, изумлённый таким решением председателя, спросил его, почему это он собирается так своеобразно наказывать расхитителя народного добра?

— Какой там расхититель! – воскликнул изумлённо Монин. – У него в кладовой даже мыши не водятся – нечего им там делать. Курам нечего бросить. И вы думаете, этот злосчастный мешок взял он? Мужики, зная о его бедственном положении, положили на автомобиль. А он, стервец, не смог даже его довезти до дома, рассыпал зерно по дороге.

Вот такой был человек, этот председатель Александр Монин.

Бывало, заявимся в колхоз имени Куйбышева, который в то время возглавлял Юрий Ерыгин. И он первым делом осведомится, не голодны ли мы? Никогда не отпустит, не покормив в столовой журналистов. Не обижался на критику. Если, разумеется, она справедлива.

А сколько было встреч с другими колхозниками, рабочими. Специалистами, бригадирами, механизаторами, животноводами, строителями! Всех не перечесть. Это были прекрасные люди. Трудились, не считаясь со временем, как поётся в известной песне, не за награду и не за длинные рубли: их в то время они как раз и не видели. Просто иначе относиться к порученному делу не могли, не позволяла совесть. Я бы мог назвать десятки, сотни имён. Но боюсь кого‑то пропустить, обидеть. А все они заслуживают самых тёплых слов.

Были интересные темы. Рассказы о прекрасных людях, о природе, которую мы должны, нет, не должны, а обязаны всячески беречь и приумножать. Именно природа, как мне представляется, делает нас людьми. Но, увы, не все мы это осознаём, не бережём её. А потом возмущаемся: почему это она нас не жалует, насылает на нас бури, метели, сплошные дожди или продолжительную засуху.

Памятный юбилей

И вот позади жизненный путь продолжительностью в 80 лет. Два года назад покинул редакцию. Проработал там без малого полвека. А всего трудовой стаж насчитывает более 60 лет. Есть что вспомнить, чем гордиться.

Фото: Елена Бердник

В связи с 80-летним юбилеем меня поздравили глава администрации района Игорь Бровченко, заместитель главы администрации района Вячеслав Коцарев, главный редактор районной газеты «Знамя труда» Олег Валуйских и весь коллектив редакции, многочисленные родственники, друзья и просто те, кому нравилось и нравится моё творчество. Радует то, что меня не забыли, по достоинству оценили мой многолетний труд в редакции. И от всей души хочется выразить всем огромную благодарность. Пожелать счастья, крепкого здоровья, всего самого доброго в жизни.

Несмотря ни на что, жизнь продолжается. И надеюсь, в ней будет ещё много чего интересного.

Нашли опечатку в тексте?
Выделите ее и нажмите ctrl+enter
Читайте также
Выбор редакции
Материал
ОбществоВчера, 14:00
Специалисты газовой службы продолжат подачу «голубого» топлива красногвардейцам
Материал
ОбществоВчера, 13:00
Галина Руденко продолжила знакомство с предприятиями Красногвардейского района
Материал
ОбществоВчера, 10:01
Белгородские школьники смогут поучаствовать во Всероссийской олимпиаде по финансовой грамотности